MP661 Дрозд. Сочетание несочетаемого.

10 июля 2004 - Hans

Автор: Eros

 

Спустя некоторое время, человек начинает привыкать к оружию, из которого он регулярно стреляет. Помимио нарабатывания навыков стрельбы и обращения с ним, мы начинаем постепенно находить достоинства и недостатки, оцениваем удобство обращения, изучаем возможности оружия. И все чаще и чаще обращаем внимание на мелочи, облегчающие или усложняющие процессы подготовки к стрельбе и самой стрельбы. 

Спустя еще некоторое время, мы уже объективно можем дать оценку оружию, его возможностям и конструкции. А для многих конструкция интересна прежде всего. Изучив ее, можно очень много узнать о том, как создавалось это оружие. Была ли это продуманная до мелочей самостоятельная разработка? Или компиляция узлов и механизмов существующих моделей? Эти многие смогут запросто ответить на вопрос о первопричине отмеченных недостатков: результат небрежности и неуважения к потребителю или конвеерная унификация?

Вот и я, спустя полгода, попытался объективно взглянуть на конструкцию Дрозда. Сразу это оценить, на мой взгляд, все же нельзя. С оружием, как в принципе и с любой другой вещью, нужно свыкнуться, и лишь время поможет свести на нет субъективизм оценки. Итак, о конструкции.

Конечно, это мое все же субъективное мнение, но Дрозд – оружие, сочетающее в себе одновременно стили двух разных школ конструирования пневматического развлекательного оружия.

Первая, советская, конструкторская школа известна и понятна нам всем. Ее особенность – продуманная конструкция, которая после испытаний упрощается до полной минимизации деталей без существенных потерь “боевых” качеств. Отличительной чертой подобных конструкций является их полная ремонтопригодность. Они расчитаны на “вечную” по меркам развлекательного пневматического оружия эксплуатацию, причем ремкомплект к этой конструкции, обычно, обходится владельцу в очень уж символическую стоимость. Более того, созданное в соответствии с традициями советской школы оружие может быть легко подвергнуто замене этого самого ремкомплекта силами самого владельца, которому порою для этого не нужны какие-то ни было слесарные навыки! Так вот, этот стиль реализован в магазине оружия. Обратите внимание на тот факт, что магазин к Дрозду, за исключением декоративной крышки, выполнен из металла. Да не из какого-нибудь, а из оружейной стали! Он сделан полностью разборным, следовательно его можно обслуживать и при необходимости ремонтировать. К расходным материалам разработчики относят, прежде всего, уплотнительные элементы: резиновые и поливинилхлоридные колечки и шайбы, отвечающие за герметичность системы. В меньшей степени к расходникам относятся седло клапана (деталь 42) и сам клапан (деталь 40).

 

Но капля дегтя в цистерне с медом все-же присутствует. Советская школа может жить только при соответствующем политическом строе, которого уже давно нет. И для данной школы, это увы… Потому как советская конструкторская школа не может работать на коммерческой основе. Все её плюсы (длительный процесс разработки и всесторонние испытания на конкурсной основе нескольких прототипов с выявлением победителя и обязательными последующими доработками) нежизнеспособны в условиях рыночной экономики. Поэтому магазин представляет собою некий промежуточный этап, когда концепция выработана и ясна, а вот ее реализация зашла в тупик. И как следствие все 30 шариков из магазина Дрозда имеют разные баллистические характеристики из-за того, что с каждым выстрелом утечка СО2 через шахту магазина возрастает. Сочетание же советской школы конструирования с капиталистическими отношениями в обществе отразились в качестве подгонки и обработки деталей из оружейной стали. То есть, качество изготовления на “троечку”, а качество используемых для этого металлов тянут минимум на “красный” диплом. Так же подвели и уплотнители из резины и поливинилхлорида (ПВХ). Физические свойства резины, из которой изготовлены уплотнительные элементы, настолько далеки от необходимых для данного узла свойств, что говорить о его 100% надежности трудновато, хотя пока утечек не наблюдается. Что касается ПВХ, то это вообще полимер, использовать который в роли герметичного уплотнителя просто абсурдно. Вот и получается в результате, что время от времени меняя уплотнительные элементы в магазине и смазывая, мы можем использовать последний бесконечно долго, а относительно самого пистолета – просто вечно…

Вторая школа конструирования оружия, примененная при создании Дрозда, скорее всего, является компиляцией современных западноевропейской и американской оружейных культур. А на них, в свою очередь, в последние пару десятилетий сильное влияние оказал азиатский подход к оружейному производству, который ведет свою родословную из Китая. У этих оружейных течений много собственных отличительных черт, но российской школе развлекательной пневматики они передали модульность конструкции, неразборные узлы и механизмы и возможность обслуживания оружия только в специализированных оружейных мастерских. Вернее, это самое обслуживание заключается в банальной замене вышедших из строя тех же неразборных узлов. Во всем проглядывается стремление к удешевлению производства и, соответственно, готового продукта. Тем самым продукт становится массовым, и издержки на конструирование и производство просто таят в валовом производстве. Так вот, сам Дрозд и являет собою этот массовый продукт, будучи создан под влиянием капиталистического подхода к конструированию и производству развлекательной пневматики. Электосхема – модуль, электромагнит тоже, корпус, рамка, кожух и крышка электромагнита – составные части оружия, соединенные друг с другом только за счет резьбовых соединений на концах ствола! Причем детали корпуса оружия не входят в так называемые “силовые” соединения друг с другом, они фактически просто лишь прикасаются друг к другу, будучи “притянутыми” к резьбам ствола. А кожух прикручен к корпусу двумя саморезами!

Соединение рамки с корпусом проходит как раз в передней части рукоятки перед спусковой скобой, то есть практически в середине оружия. И хотя это соединение не болтается, но при приложении даже незначительного усилия “на разрыв” зазор между рамкой и корпусом увеличивается. Сломать эту конструкцию, кончно, будет сложно, но ничего невозможного не существует. Видно, что этот узел упрощен для уменьшения себестоимости, но работает почти на пределе. Добавь сюда разработчики поперечные пазы, штифт или банальный чуждый советской школе саморез – соединение стало бы намного прочнее и не вызывало бы нареканий. Даже не у потребителей, а у потенциальных продвинутых покупателей, которые вертят Дрозд в руках у прилавка магазина и не видят ни одной головки винта. Но что самое интересное (и одновременно непонятное), что посредством ствола соединены друг с другом не рамка с корпусом, а рамка с кожухом. А кожух, как мы помним, крепится на корпусе двумя саморезами.

Хотя, самой главной негативной чертой современной зарубежной школы является экономия на материалах для изготовления оружия, особенно на металле и на станочном парке для его обработки. К моему глубокому удовлетворению, пока сам Дрозд производится без учета экономии на станочную обработку металлических деталей. Поэтому они стальные. Защелка магазина, ствол, насадок-гайка ствола (деталь 35), винты и гайки, штифты выполнены очень качественно именно из стали, что обеспечивает им длительный срок службы.

На стволе хочется особо заострить внимание. Ствол пистолета по своим прочностным характеристикам ничем не уступает материалу магазина оружия. Он нарезной. Более того, он изготовлен методом холодной ковки (этим методом на Ижмехе изготавливают все стводы ко всей линейке пневматики). Изделия, изготовленные методом холодной ковки обладают колоссальной прочностью и высокой износоустойчивостью. Для тех, кто не имеет представления об этом процессе, я сообщу, что аналогичным методом в Европе стволы для пневматического оружия производит Лотар Вальтер. А стволы Лотара Вальтера стоят как на олимпийских винтовках и пистолетах, так и на оружии для профессионального филд-таргеттинга. Таким стволам свойственны минимальные внутренние напряжения металла, колоссальный ресурс фактически без потери “качества” стрельбы. На “простые” винтовки устанавливаются стволы, изготовленные методом горячей ковки или даже сверловки. Цена процесса холодной ковки сопоставима с трудозатратами отливки корпуса Дрозда из титана! И тем не менее вместо освоения производства гладкого ствола на Дрозд устанавливается совершенно ненужный ему нарезной ствол, да еще и изготовленный самым дорогостоящим в мире методом.

Корпус пистолета выполнен из пластика. Многие считают, что аналогичный пластик используется для изготовления цевья и рукояток к автомату Калашникова. Они ошибаются. Для изготовления последних применяется армированный стеклонаполненный полиамид 6. Корпус и рамка Дрозда отлиты просто из полиамида 6 с примесями для низкотемпературного формования, что делает деталь дешевле и восприимчевее к ударным нагрузкам. Кожух и крышка электромагнита отлиты либо из полистирола (ПС), либо из АБС-пластика. Оба они по стойкости к ударным и статическим нагрузкам, но уступают полиамиду почти так же, как силумин уступает стали. Из АБС-пластика, например, изготавливают корпуса для пультов дистанционного упраления аудио- и видеотехникой. Думаю, что корпус даже развлекательного пневматического оружия должен быть прочнее пульта к телевизору, который априори расчитан на более аккуратное нажатие на кнопки в отличие от “полевых стрельб” оружия.

Попробуйте представить себе, каким бы был Дрозд, будь он изготовлен в соответствии с советской школой конструирования оружия? И наверняка, сначала так и было. Это уже в процессе подготовки технических условий производства, конструкция была изменена с оглядкой на экономический аспект, то есть максимально упрощена. Именно поэтому стоимость магазина к Дрозду в розничной продаже составляет иногда больше 100% от цены пистолета. Судите сами, я приобрел Дрозд с одим магазином за 4000 рублей. Тут же рядом на прилавке лежал отдельно магазин к Дрозду стоимостью 2400 рублей. Хотя, примерно представить как мог бы выглядеть Дрозд без учета упрощения и удешевления производства и конструкции, можно взглянув на часть картинки с сайта Ижмеха. За фотографией серийного Дрозда проглядывает изображение еще не упрощенного оружия.

Очень наглядно читается конструкция предохранителя-выключателя электрической цепи. На серийном пистолете это вертикальный ползунок, для задействования которого необходима вторая рука и некоторое усилие. А вот на прототипе этот узел выполнен в виде рычажка под большой палец правой руки. Внешне этот рычажок и принцип его задействования аналогичны предохранителям и затворным задержкам огнестрельного оружия. И если бы серийный Дрозд обладал бы таким вот выключателем-предохранителем, то снятие-постановка пистолета на предохранитель осуществлялась бы удерживающей оружие рукой, что само по себе более близко к безопасной стрельбе. Прототип так же обладает более широким движком селектора стрельбы и осью спускового крючка. Наличие последней говорит либо о его большей ширине, либо об изготовлении его из металла. Обратите внимание на планку под мушкой. Она явно выше, чем планка на серийном пистолете. А это – дополнительное ребро жесткости, наружная поверхность которого могла бы быть отформована под 11-ти или 13-ти миллиметровую направляющие для оптических прицелов и прочего навесного оборудования. Так же запросто можно было отформовать это ребро под планку (рельсу) Уивера (Weaver) или Пиккатини.

На самом деле, для расширения возможностей оружия и увеличения реализации аксессуаров рельсу Уивера или Пиккатини можно было пустить по всей верхней части оружия,

как, например, на клоне автомата Armalite AR15 (более известного как M16) от тюнинг-производителя Bushmaster. В этом случае механические прицельные приспособления (целик и мушка) для удешевления производства могли бы быть размещены на противоположных концах рельсы “намертво”, но могли бы быть выполнены и съемными. Можно было бы эту планку не делать вообще, а сделать лишь заглушенные посадочные места под нее. В этом случае планка перешла бы в разряд аксессуаров, прибыль от производства и сбыта которых в США и некоторых других государствах с развитой оружейной культурой и индустрией почти равна прибыли от производства оружия. Знаете почему? Потому что на одну единицу оружия аксессуаров может быть с десяток.

Вот простой пример: пистолет типа COLT 1911 производства Wilson Combat. Начальная цена оружия от Уильяма Уилсона – от 1100 долларов США. Однако за дополнительные деньги можно приобрести тактический фонарь с эмблемой Wilson Combat или ЛЦУ с той же эмблемой. Эти аксессуары производятся совсем другими предприятиями, но носят лэйбл Wilson Combat или рекомендованы последним.

Они продаются чуть ли не на 150% выше отпускной цены завода-изготовителя. Сама же фирма Wilson Combat предлагает дополнительные аксессуары собственного производства. К ним относятся регулируемые спусковые крючки, скелетонизированные курки, автоматические предохранители более удобной формы “хвост бобра”, регулируемые прицельные приспособления, кастомизированные магазины, рамы, стволы, затворы, пружины и т.д. И все имеют громкое и беспроигрышное с точки зрения маркетинга название: Competition, Combat, Tuned heavy Barrel, Drilled dynamic gas compensator и т.д. Плюс средства, поступающие от поддержания культа этой марке: видеокассеты, футболки, бейсболки, кружки и т.д. Это целая индустрия, целью которой является плавное перетекание денежных средств из кармана пользователя или почитателя продукции фирмы в карман последней. А вот вам и непревзойденный маркетинговый ход Ижмеха: название пистолета МР661. Вы бы купили бейсболку с броской надписью “ДРОЗД” во лбу?

Правда, спустя примерно 1,5 года с момента выхода Дрозда в свободную продажу, появился первый аксессуар к нему. Это ускоритель заряжания. Он сильно сократил время и трудоемкость процесса снаряжения магазина стальными шариками. О принципе его работы,

достоинствах и недостатках я расскажу позже. Но, тем не менее, это первый и действительно необходимый аксессуар для Дрозда.

Если предположить, что Wilson Combat ориентируется на частных потребителей, которые видят в пистолете средство для самообороны постоянного ношения, то что же тогда говорить о доходности продажи аксессуаров к оружию спортивно-развлекательной направленности, например, производства Stayer Voight?

А ведь Дрозд как раз к развлекательному оружию и относится. И на стороне его производителей такая интересная ситуация, как необязательное соответствие посадочных мест для оптики и аксессуаров каким-либо стандартам. Кто мешает по аналогии с Wilson Combat заказывать на стороне недорогие коллиматорные прицелы, фонари и ЛЦУ, оборудованные посадочными местами, подходящими только к этому оружию. Таким путем пошел CROSMAN Airguns. Попробуйте-ка поставить, скажем, на револьвер Crosman 357 хоть какой-нибудь коллиматор производства иного, чем Crosman, Copperhead или Benjamin Sheridan. Почти бесполезное занятие, если нет переходников, которые опять же продает только Crosman. Но это, собственно, уже крайность, призванная максимально выкачать денежные средства из потребителя за счет его “замыкания” только на брэнде производителя. Хотя я считаю другой крайностью изготовление единственной 11-ти миллиметровой направляющей рекордно малой длины: 47мм. Более того,

тыльной стороной она упирается в несъемную колодку механического прицела. Это почти полностью исключает установку на пистолет коллиматорных прицелов и предъявляет повышенные требования к кронштейну или кольцам для оптических прицелов. Единственный коллиматорный прицел, который можно установить на Дрозд без переходников – это “Компакт”. И то он будет смещен вперед на 1/3, т.е. он будет находится в состоянии зацепления всего лишь с 30 мм тонкой полиамидной направляющей! Назвать это соединение прочным просто язык не поворачивается.

Между двумя крайностями кастомизированных огнестрельных пистолетов Wilson Combat и им подобных и конструкцией Дрозда лежат решения других (читай зарубежных) конструкций пневматического оружия. Большинство из них стараются сделать направляющую под оптику из металла, считая, что это соединение должно выдерживать определенные эксплуатационные нагрузки, другие смело ваяют их из пластика, но ни у кого направляющие не бывают короче 70 мм, да еще “защищенные” от прямого использования высокой колодкой штатного целика.

UMAREX, например, пошел своим путем, позаимствованным у производителей аксессуаров для огнестрельного оружия. Он предлагает направляющие и кронштейны под оптику и коллиматорные прицелы отдельно, в качестве опций. Причем аксессуары эти далеко не дешевы. Простецкая силуминовая направляющая для оптики на пневматический Colt1911А1 тянет аж на 25 долларов! И другую тоже не поставишь из-за несоответствия посадочного места. Исходя из этого, при желании установить коллиматор на пистолете я заплачу за штампованную планку 1/8 от стоимости самого оружия… Налицо продуманная маркетинговая политика фирмы.

Поэтому, приобретя Дрозд, первым вопросом к производителю у меня был примерно таким: для чего (и для кого) предназначен этот короткий неудобный “рельс”? На мой взгляд, это и есть следствие выбора “чужого” пути конструирования развлекательного пневматического оружия. Когда за упрощением и удешевлением процесса производства многие подобные мелочи были оставлены без внимания. Иными словами, номинально 11-ти мм направляющая имеется, а вот фактическая польза от нее стремится к нулю. Однако то, что производитель ошибочно считает мелочью, таковой для потребителя не является. И если еще учесть, что “идеология” и компановка Дрозда почти однозначно приведут к установке коллиматорного прицела или ЛЦУ, то эта “мелочь” является серьезным ляпом производителя. Мне удалось установить коллиматорный прицел на Дрозд, но его удачная установка является скорее благоприятным стечением обстоятельств, нежели дружелюбностью “интерфейсов” пистолета и прицела.

А вот второй вопрос просто поставил меня в тупик. Это оформление дульной части оружия. О ее крупном “калибре” писали уже многие, но никто не заметил двух “но”. Первое “но” снова (или опять?) относится к конструкторскому просчету. Так называемый насадок (деталь 35) представляет собою “гайку”, отвечающую за плотное соединение кожуха с рамкой. Площадь поверхности насадка, которой он воздействует на пластиковый кожух слишком мала, работает, образно выражаясь, на пределе своих возможностей. Насадок при этом не имеет хотя бы ответного металлического кольца или цилиндра на кожухе, “голый” пластик которого принимает на себя всю силу давления “гайки”.

А вот второе “но” заставляет меня сильно призадуматься о том, как пистолет получил сертификат безопасности. Все дело в том, чтодульный срез фальшствола находится на одном уровне с крышкой батарейного отсека. В свою очередь внешняя часть батарейного отсека является цевьем при стрельбе из Дрозда с использованием приставного приклада. Стрелки разные. По-разному обхватывают короткое цевье при стрельбе. Небольшая длина приклада и цевья могут способствовать тому, что стрелок положит пальцы на крышку батарейного отсека (многим, кстати, так удобнее управляться с коротким Дроздом). В какой-то момент пальцы стрелка могут быть

запросто просреляны, и виноват в этом будет не сам стрелок, а производитель, который не предусмотрел этот нюанс. Хотя, если бы ствол или насадок хотя бы на 1,5 см выступали вперед за габариты крышки батарейного отсека, этого можно было бы избежать. Что это? Экономия на металле или халатность? Из моих знакомых, к счастью, никто себе пальцы не прострелил, но многие перед стрельбой как бы машинально визуально проверяют местоположение пальцев на цевье перед стрельбой. А это вдвойне опасно, так как в этот момент теряется контроль за целью, спусковым крючком и окружающей обстановкой. Это чревато и самопроизвольным выстрелом. Не стоит так же забывать, что из Дрозда могут стрелять люди, просто не подумавшие о возможности такой опасности! Вот это еще раз говорит о том, что если бы Дрозд разарабатывался в соответствии с советской школой и прошел длительные всесторонние испытания, то такого бы недоразумения просто бы не было допущено. Представьте, если бы подобный ляп был бы на боевом пистолете-пулемете со всеми вытекающими последствиями.

Кстати, для справки. У пистолета-пулемета конструкции Узиеля Гала “УЗИ” так же присутствует гайка ствола, которой он крепится к раме оружия. Несмотря на то, что “Узи” и его клоны для удешевления производства почти полностью штампуются из листовой стали, на гайке ствола почему-то никто не экономит, и ствол “под обрез” гайки для достижения компактности не укорачивает.

Правда “Узи” считается “военным” пистолетом-пулеметом, где баллистические характеристики боеприпаса желательно реализовать с максимальной возможностью, а скрытое ношение не предусматривается. Но вот другой пример компактного автоматического оружия скрытого ношения для создания очень плотного огня на коротких дистанциях. Пистолеты-пулеметы М10 и М11 конструкции Гордона Ингрэма так же имеют удлиненный ствол именно для обеспечения безопасности стрелка при удержании оружия, хотя ствол можно было бы почти безболезненно “срезать” сразу после резьбы для глушителя, добившись еще большей компактности оружия. При этом баллистические характеристики М10 и, тем более,

 

М11 не сильно бы ухудшились, а если учесть малую дистанцию применения этого оружия (особенно М11 под патрон 9Х17 (.380АСР)), то они просто могут не учитываться.

Вполне понятно, что создатели Дрозда не стремились к тому, чтобы оружие не сильно просматривалось через одежду, да и удлиннение насадка не повысило бы баллистические показатели пистолета вообще и не пошло бы вразрез с законом о максимальной разрешенной дульной энергии развлекательного пневматического оружия. Что же тогда помешало обезопасить потенциального стрелка? Инженерный просчет, халатность при моделировании ситуаций стрельбы из Дрозда или отсутствие денег на проведение всесторонних испытаний оружия?

Еще, разобрав Дрозд, нельзя не удивиться внутренней нумерации деталей и узлов. Так, например, свой собсвенный одинаковый номер имеют корпус пистолета, электронная плата и электромагнит! Причем номер на этих деталях не имеет ничего общего с серийным номером пистолета. Налицо подгонка и испытание этих узлов в “ручном режиме”. Дорогое удовольствие. Его причина кроется либо в некачественных комплектующих и “сырости” конструкции, либо говорит о высоком уровне подгонки и инструментального подхода к каждому экземпляру. Какой вариант Вам нравится больше? Выбирете себе понравившийся, но я лично склоняюсь к первому. Кстати, серийный номер нанесен на самом пистолете и магазине к нему: положение магазина в горловине калибруется вручную.

Но несмотря на минусы и издержки, Дрозд получился очень удачным. Мой 661-ый на сегодняшний день произвел более 7000 выстрелов, и при этом я ни разу не обнаружил утечки газа и не столкнулся с отказом оружия по какой-либо причине. Ни разу не дала сбоя электроника, даже на подсевших батарейках. И это не потому, что я слежу за пистолетом и регулярно обслуживаю его. Нет. До 5000 выстрелов я решил вообще не вмешиваться в “жизнь” Дрозда, чего я обычно никогда себе не позволяю. Просто мне очень хотелось узнать качество, возможности и ресурс пистолета “из коробки”. Кому-то это может показаться странным или просто счастливым стечением обстоятельств, но Дрозд не подвел меня. Об этом я напишу как-нибудь отдельно.

С уважением, Eros

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!